Всероссийские соревнования 
"Высшая лига" 2016/2017
.
Финальный турнир. Сыктывкар.  Стадион СШОР-1.
5 марта
"Акжайык" - 
"Знамя-Удмуртия"  
 5 : 7 
(2:3)

Всероссийские соревнования "Высшая лига" 2016/2017. Финальный турнир.                     и О

Строитель 5 15

Мурман     5  10

Саяны       5  9

Знамя-Уд.  5  7

5 Маяк           5  3

6 Акжайык   5  0

 
Всероссийские соревнования "Высшая лига" 2016/2017
Башаев Сергей - 68(3)
Утебалиев Макс. - 28(4)
Суковин Евгений - 8
Гаврилов Сергей - 7(1)
Грибанов Пётр - 7
Алипкалиев Елам. - 5(1)
Гущин Андрей - 3(1)
Недоступов Артём - 3(1)
Пантеев Сергей - 3
Чебаков Павел - 3(2)
Аманшин Самат - 2
Никишов Максим - 2(1)
В скобках: в том числе в финале
Главная » 2013 » Май » 24 » 65 лет Владимиру Савченко
01:45
65 лет Владимиру Савченко

 

Сегодня исполняется 65 лет Владимиру Георгиевичу Савченко – человеку, много сделавшему для развития казахстанского хоккея с мячом, человеку душевному и отзывчивому, искренне переживающему за Дело. Нисколько не преувеличивая, можно сказать, что на плечи Владимира Георгиевича легла основная нагрузка по организации и проведению ЧМ-2012 в Алматы. Благодаря его работоспособности, увлеченности и самоотдаче, долгие годы успешно работала Федерация хоккея с мячом Республики Казахстан.

Спасибо Вам, уважаемый Владимир Георгиевич! С юбилеем Вас - здоровья и долгих лет жизни!

Больше узнать об этом замечательном человеке читателям поможет статья годичной давности.

Владимир Савченко: «Летом — футбол, зимой — бенди»

http://frsk.kz/football/football_news/print:page,1,26224-vladimir-savchenko-letom-futbol-zimoy-bendi-futbol.html

Чемпионат мира по бенди, недавно состоявшийся в Алматы, стал первым турниром подобного уровня в истории независимого Казахстана. Об этих соревнованиях и о своей жизни в спорте вообще и в футболе в частности рассказывает генеральный секретарь Федерации хоккея с мячом Республики Казахстан Владимир Савченко. 

 Гоняя мяч от зари до зари
— Родился я в Алма-Ате 24 мая 1948 года в семье служащих. Отец Георгий Петрович работал ведущим инженером на ионосферной станции, а мама Антонина Григорьевна была адвокатом в городской коллегии. У меня ещё есть младшая сестра Татьяна, её муж, к слову, государственный тренер РК по фигурному катанию Юрий Гуськов. Жили мы на углу улиц Кирова и Карла Маркса, а позже отец получил квартиру в доме на Джамбула — Амангельды.
В детстве на всё лето меня отправляли в Иркутскую область к дедушке с бабушкой по маминой линии, так что и сибиряком я себя по праву считаю. Дед Григорий Федорович хоть и был простым машинистом паровоза, но за ударный труд удостоен орденов Ленина и Трудового Красного Знамени.
Детство проходило, как и у всех мальчишек тех лет, в основном на улице. Во дворе ребят-погодок оказалось больше, чем на футбольную команду — вот и гоняли мы мяч от зари до зари. На месте, где сейчас кинотеатр «Целинный», был огромный пустырь, именно на нём мы и играли, сооружая ворота из подручных материалов.
Нам несказанно повезло, что в нашем дворе жили футболисты: вратарь «Кайрата» Анатолий Башкатов, а также игроки команды «Спартак» Евгений Иванов, Анатолий Патрушев и Геннадий Земляков. Они с интересом наблюдали за нашими баталиями, что-то подсказывали, в общем, вели себя абсолютно незаносчиво, хотя для нас, конечно, были настоящими кумирами. А Земляков иногда даже приносил нам потрёпанные мячи, которые в середине 50-х годов прошлого века были сказочными подарками. Заходили в наш двор и Михаил Исаев с Вадимом Степановым. Рассказы этих людей мы слушали, буквально разинув рты.
Помню, как папа взял меня на открытие Центрального стадиона Алматы. Хоть и было мне тогда лишь 10 лет, но яркость красок того парада открытия и футбольного матча настолько свежи в памяти, будто это было вчера. Мы сидели прямо у места, где футболисты выходили на поле. Цоканье шипов по бетону и по гаревой дорожке, загорелые ноги с рельефными мышцами меня просто восхитили. Особенно почему-то запомнился Борис Каретников. И надо же, через некоторое время именно игроки из того состава Борис Леонов и Владимир Мороз стали моими тренерами.
Футбольный учебник и «Дружные ребята»
— Где и когда вы начали заниматься футболом?
— В 11-летнем возрасте поехал в парк имени Горького, где тогда существовали сразу две футбольные школы: на верхнем поле — ДЮСШ № 2, а на нижнем — знаменитая спартаковская, в которой трудились Георгий Козелько и Михаил Путинцев. Так сложилось, что я попал на верхнее поле. Мой первый тренер Виктор Степанович Грачёв — прекрасный педагог, который немало в нас вложил. Только из своих сверстников назову замечательного впоследствии защитника «Кайрата» Валерия Круглыхина, воспитанного Грачёвым.
У меня уже были навыки игры во дворе при подсказке футболистов, так что неплохо получалось. Да и в теории был немного подкован. У дяди по маминой линии Владимира Таганклычева, который выступал за футбольную сборную Туркестанского военного округа, был прекрасный учебник Михаила Товаровского, страницы этого красочно иллюстрированного издания я перелистывал с замиранием сердца.
Наша команда ДЮСШ № 2 играла на многих соревнованиях, даже пробивалась в финал первенства города. Вспоминаю, как писал о нас в газете «Дружные ребята» корреспондент, чьё имя я запомнил — Казимир Алмазов.
Лисицын — инопланетянин
— На какой позиции вы играли?
— Во дворе, конечно, перепробовал всё, но тянуло в ворота. Может, потому, что хотелось руководить защитой, да и ростом в юношах выделялся. Хотя в итоге он у меня — 180 см. Но я хорошо помню ростовые данные голкиперов тех лет: у Анзора Кавазашвили — 176 см, у Владимира Маслаченко — 179, а у великого Алексея Хомича и вовсе — 172. А какие мячи они тащили из нижних углов ворот, да и из девяток! Так что в школе я уже был вратарём.
— На ваш выбор, судя по всему, повлиял и сосед Анатолий Башкатов?
— Безусловно, но особенно впечатлил меня своей игрой другой голкипер «Кайрата» — Владимир Лисицын. Как сейчас помню товарищеский матч алмаатинцев с какой-то чешской командой в мае 1960 года. Лисицын вышел на поле во втором тайме, и я, сидя на восточной трибуне Центрального стадиона, буквально затаив дыхание, следил за его игрой. Его класс, манера действий — без пижонства и театральности, но с каким-то особенным шиком просто завораживали. Да, Башкатов и Борис Лях — голкиперы того «Кайрата» были классными игроками, но Лисицын меня поразил — просто инопланетянин! Так что этому вратарю я старался подражать.
Трудовые и футбольные резервы
— Что было после школы?
— В 1962 году скоропостижно скончался отец, и я после восьмого класса, чтобы хоть немного помочь маме, пошёл учиться в ПТУ № 2, где платили стипендию. В этом училище связи подобралась неплохая футбольная команда, мы выступали на первенстве города. Через эту команду, которая входила в мощную в те годы систему спортивного общества «Трудовые резервы», я попал в сборную Казахстана. Меня пригласил выдающийся тренер и организатор Борис Аганович Саркисов. Он работал вместе с Аркадием Вольфовичем Хохманом, и эти специалисты сделали очень много для развития футбола в Казахстане. Так вот, наша сборная в 1965 году поехала в Душанбе на зональный турнир республик Средней Азии. В первом матче в воротах стоял Толя Кутуров, и мы крупно проиграли команде Узбекистана — 1:5. Потом место в рамке тренеры доверили мне, и мы победили сборную Киргизии со счётом 3:0 и сыграли вничью 1:1 с хозяевами — командой Таджикистана, заняв в итоге второе место. В 1966 году я также выступал за нашу сборную «Трудовых резервов».
Параллельные миры
— А когда в вашей жизни, Владимир Георгиевич, появился хоккей с мячом?
— Он существовал параллельно с футболом. В 1964 году открылся после реконструкции стадион «Динамо», я записался в тамошнюю секцию, причём не бросая команды своего училища. Динамовцев тренировали Иван Михайлович Рогачёв и Владимир Антонович Алёшин, у них летом был футбол, а зимой — хоккей с мячом. На льду я начинал играть в поле, но ворота всё равно перевесили (смеётся).
— Времени и здоровья хватало — выступать даже не на двух фронтах, а сразу на нескольких?
— Это сейчас кажется удивительным, а тогда считалось в порядке вещей. Здоровья хватало, маме помогал, а времени… Ну не секрет ведь, что у большинства спортсменов учёба стояла далеко не на первом месте (улыбается). Всё свободное время принадлежало спорту. С командой уже работал выдающийся тренер Эдуард Фердинандович Айрих. О том, сколько дал нам этот специалист, стоит рассказывать подробно и отдельно. Скажу только, что за всё время своей работы он никогда и никого не оскорбил, даже за самые злостные нарушения. Человек был высочайшей культуры и тонкой душевной организации.
Футбол вместо субмарины
— Помимо всего прочего, Айрих помог мне решить вопрос с армейской службой. Я работал на Центральном телеграфе электромонтёром цеха абонентской связи, а в 1967 году получил повестку из военкомата. Прошёл все медкомиссии, и мне уже объявили номер команды, которая готовилась к отправке в Ленинград. Причём было известно, что это военно-морской флот, а значит, три года службы. Кроме того, по здоровью нас отобрали в подводники. Однако ранним утром того дня, когда я должен был прибыть в военкомат, ко мне домой приехала машина с военными, которые отвезли меня в алма-атинскую часть внутренних войск, что на углу улиц Горького и Масанчи. Сам Айрих приложил к этому руку, поскольку футбольная команда «Динамо» оставалась лишь с одним вратарём — Амиром Джуматаевым. Эдуард Фердинандович уделял мне, совсем юному голкиперу, немало времени, а я внимательно прислушивался ко всем его советам. Так что, хотя прямого разговора на армейскую тему у нас с тренером не было, но, видимо, он решил сохранить меня для команды.
Наше «Динамо» завоевало в 1968 году Кубок Алма-Аты по футболу, обыграв в финале «Текстильщик» — 2:0. Достойно выступали и в чемпионате республики. А Валерий Бочков и Геннадий Любченко, скажу вам, были не только заслуженными мастерами спорта по хоккею с мячом, но и классными футболистами. Правда, в том же 68-м наши игроки где-то набедокурили, и по решению командования спортроту нашей воинской части расформировали. Так что пришлось мне и послужить сполна — стоял на посту, выезжал конвойным и ходил в наряды на кухню.
Вне спорта не остался
— Что было дальше?
— Играл в футбол и ранней весной 1969 года даже получил приглашение в «Кайрат». Помню, в двух домашних матчах с ленинградским «Зенитом» и свердловским «Уралмашем» был даже в заявке — дубля, конечно. А ещё Владимир Алёшин, который стал главным тренером «Динамо» в Целинограде, звал к себе. Но в матче на первенство города я, бросившись наперерез вышедшему к воротам форварду, получил сильнейший удар бутсой по голове… Пролежал в госпитале три месяца. Только восстановился, как случился разрыв мышцы бедра. В итоге две тяжелейшие травмы поставили крест на моей игровой карьере.
Пошёл работать опять на Центральный телеграф, был какое-то время инструктором-методистом производственной гимнастики на киностудии «Казахфильм».
— Не имея специального образования?
— Да, Институт физкультуры я окончил только в 77-м. Но спортивная закалка, а главное, большой интерес к этому делу позволяли справляться. И всё же вне спорта жизнь казалась совсем скучной. В декабре 1975 года я зашёл на стадион «Динамо», где в то время располагался Алма-Атинский областной совет этого общества, и спросил, нет ли вакансии. Оказалось — есть, и я стал инструктором-методистом учебно-спортивного отдела. Курировал как раз команды по игровым видам спорта — хоккею на траве, бенди и по водному поло. Надо ли говорить, какие это были команды! В чемпионатах СССР эти коллективы боролись за самые высокие места. А имена ватерполистов — олимпийского чемпиона Сергея Котенко, чемпионов мира Сергея Горшкова, Нурлана Мендыгалиева и Аскара Оразалинова — воспитанников «Динамо» (Алма-Ата) — навсегда войдут в золотую летопись отечественного спорта. Да и с представителями других дисциплин тесно по работе соприкасался. Прекрасные отношения были с тренерами по борьбе Вадимом Псарёвым, Виктором Ермаковым и Анатолием Жарковым, по боксу — Александром Аникиным и Владиславом Болдыревым. Помню, как встречали после победы в составе сборной СССР в нью-йоркском «Мэдисон Сквер Гардене» на первом Кубке мира по боксу наших динамовцев — Валерия Рачкова и Виктора Демьяненко… С футболом я тоже не смог порвать, тянуло на поле. Играл на первенство города за команды «Авиатор» и «Автомобилист». Хотя работы было невпроворот, с динамовскими командами часто приходилось выезжать на различные соревнования.
Судейство круглый год
— Вы ведь ещё и судьёй, Владимир Георгиевич, стали?
— Как-то на тренировке Айрих попросил отсудить двусторонку. Ну что — правила знал, на коньках стоял неплохо, вот и помог. А параллельно в 1976 году стал работать рефери и в хоккее на траве. Первым моим серьёзным испытанием стал турнир «Золотая осень» в Кибрае, что под Ташкентом, тогда же в 76-м. Так и судил летом хоккей на траве, а зимой — на льду. Хорошо, что динамовское руководство относилось с пониманием, ведь минимум три поездки по разным городам Советского Союза в месяц у меня были. А потом полностью переключился на летний хоккей. Дело в том, что вызовы стали поступать всё чаще, и настало время определиться. В хоккее с мячом у меня звание судьи республиканской категории, а на траве дорос до всесоюзной. Работал в 1983 году на Спартакиаде народов СССР, а в 85-м — на международном турнире социалистических стран «Дружба». Судил финал Кубка СССР в Андижане в 1987 году, в котором встречались «Фили» (Москва) — СКА (Свердловск). Игра получилась жаркой и бескомпромиссной, а победили армейцы — 3:1. Не могу не сказать слов благодарности многим людям, которые в судействе дали мне многое, в первую очередь Вячеславу Георгиевичу Ильину, замечательному в прошлом игроку — капитану команды «Динамо» (Алма-Ата) по хоккею с мячом, позднее ставшему судьёй международной и всесоюзной категории.
— А в команде «Динамо» вам удалось ещё поработать?
— Да, после развала СССР клуб по хоккею с мячом спонсировала корпорация «Цесна», которую тогда возглавлял Адильбек Рыскельдинович Джаксыбеков. Если бы не их поддержка, алма-атинское «Динамо» перестало бы существовать гораздо раньше. Мне было предложено стать спортивным директором, и я с головой окунулся в работу в клубе и в сборной Казахстана. В 1992 году мы с Евгением Агуреевым создали Федерацию хоккея с мячом РК, а год спустя нас уже приняли в Международную федерацию бенди. Пришлось решать множество вопросов. С гордостью могу сказать, что удалось добиться права выступления нашей команды в Кубке европейских чемпионов, хотя многие были против участия казахстанского клуба, заявляя, что мы находимся в Азии. Жаль, что в 1994 году нам пришлось прервать свои выступления в открытом чемпионате России, но таковы были суровые экономические реалии.
Агент на автобусе
— Что было дальше?
— С Борисом Чехлыстовым и Михаилом Ничепуренко мы создали клуб «Динамо» по хоккею на траве, однако он существовал недолго. Потом пришлось пройти через сложные жизненные испытания, работал даже в охране. А в 1998 году меня пригласили в первый Республиканский учебно-тренировочный центр, который возглавлял Хайрат Кашкимбаев. Структура, считаю, была эффективной — 26 видов спорта курировали, я возглавлял направление по зимним. Кое-что удалось сделать. К примеру, на моих глазах боксёр Бекзат Саттарханов вырос от простого мальчишки до чемпиона Олимпийских игр.
Затем этот центр почему-то решили реформировать, а меня пригласили в «Казинтерспорт». В этой организации мы попытались впервые в нашей стране разработать современную систему контрактных отношений. У меня уже был опыт такой работы. В 1992 году я помогал Александру Осокину перебраться в норвежский клуб «Рёа» из Осло, позже туда же уехал Валерий Привалов. Затем в Швецию не без моего участия перебрались Алексей Никишов и Ринат Шамсутов. Я прорабатывал контракты, выступал в роли агента и посредника.
— И агентские получали?
— Нет (смеётся), до сих пор езжу на автобусе. Просто мне было всегда интересно всё новое. Так вот, в «Казинтерспорте» мы старались использовать международный опыт, но почему-то долго наша организация не просуществовала. В 2002 году вновь стал первопроходцем — работал в только что созданном Центре олимпийской подготовки. Это уже в 2007-м от него пошли центры по разным видам спорта, а тогда всё было в комплексе.
Азиада — импульс для чемпионата Мира
— Ваш опыт организатора пригодился до и во время проведения VII зимних Азиатских игр. Но теперь, спустя год, согласитесь, что участие в турнире по хоккею с мячом всего лишь трёх команд не соответствовало спортивным принципам?
— Почему вы так считаете?
— О какой борьбе можно говорить, если каждая из участвующих команд уже гарантированно получала медали?
— Может быть, это и так, но, поверьте, проведение турнира по бенди в рамках программы Азиады дало положительный импульс нашему виду спорта. Чемпионат мира в Казахстане состоялся во многом благодаря этому.
— Болельщики, как правило, слабо представляют себе, какой титанический труд приходится проделать организаторам соревнований подобного уровня. Знаю, что вы лично внесли огромный вклад в это…
— Не стоит переоценивать мою скромную персону. Хотя, действительно, работы было очень много. Но в первую очередь хочу отметить коллектив и директора высокогорного спорткомплекса Медео Сабыржана Бектемисова и всех сотрудников спортивного отдела, где начальник — Джамиля Ильяшева. Эти люди сделали большое дело. Чемпионат мира в Алматы прошёл на высоком уровне.
Как шведы решали судьбу шведов
— Не обошлось и без ложки дёгтя. Широкий резонанс получил скандал после полуфинала Казахстан — Швеция. Теперь, когда эмоции схлынули, расскажите, что там произошло?
— На 32-й минуте матча шведский хоккеист Даниель Моссберг получает удаление на 10 минут (потом оказалось, что он сломал нос нашему игроку). И тут выясняется, что Моссберга попросту нет в технической заявке на матч. Главный тренер шведов в ужасе бросился к норвежцу — главному судье соревнований. Тот, подозвав главного судью матча россиянина Токмакова, волевым решением приказал включить Моссберга в заявку. Затем норвежец самолично от руки вписал имя игрока в техническую заявку шведской команды (технические заявки были напечатаны на компьютере), а секретарь встречи Борис Фоминых внёс хоккеиста в протокол. Кстати, Моссберга впоследствии не удалили до конца игры, хотя он ударил кулаком в лицо нашего вратаря Андрея Рейна.
После матча главный тренер сборной Казахстана Алексей Никишов совершенно обоснованно подал протест. Я, зная все нюансы, собственноручно его оформил, и мы с Никишовым и начальником команды Дамиром Муратовым поехали в гостиницу, где проживали VIP-персоны. В 19.30 в отеле Rixos началось заседание Технического комитета Международной федерации бенди (ФИБ). Закончилось оно далеко за полночь, причём никакого конкретного решения не было принято! Нам было объявлено, что решение будет озвучено утром в день финальных матчей. Сами понимаете, о каком справедливом вердикте можно говорить, если пятеро шведов решали вопрос о том, как наказать команду Швеции?! В результате дело ограничилось смешным штрафом в 2 500 евро.
— Неужели в регламенте чемпионата мира по бенди не прописаны штрафные санкции за участие в играх незаявленных хоккеистов?
— Как оказалось, нет! Я сам был в шоке! Представляете, чемпионаты мира проводятся с 1957 года, а конкретики нет. Причём я лично разработал подобный документ и отправил в ФИБ, но там его почему-то не приняли. Провожая генерального секретаря Международной федерации бенди шведа Нюмана, я пошутил: «Бу, введите меня в Технический комитет, и у вас вся документация будет в надлежащем виде».
— Не секрет, что шведы вели себя неспортивно не только во время матчей. В частности, перед полуфинальным матчем со сборной Казахстана они обвинили организаторов в том, что после стирки им не вернули термобельё, а потому они не выйдут играть…
— Было такое, но пусть и это останется на их совести. Разумеется, никуда их бельё не пропало. Может, шведы почувствовали реального конкурента в лице нашей команды и таким образом пытались выбить нас из колеи?
Прогресс очевиден
— Не хочется заканчивать нашу беседу на такой ноте. Во время чемпионата мира в Алматы состоялся исполком ФИБ, где принято важное решение — в Казахстане будет открыто региональное представительство Международной федерации бенди…
— Да, Азиатскую конфедерацию хоккея с мячом решили не создавать, так что офис в Казахстане будет форпостом бенди на нашем континенте. Надеюсь, включение этого вида спорта в программу зимних Олимпийских игр не за горами. В Сочи в 2014 году хоккей с мячом будет представлен минимум как показательный вид спорта, а в 2018 году может стать полноправным участником зимней Олимпиады.
— За футболом, Владимир Георгиевич, успеваете следить?
— Конечно, по мере возможности. Знаете что хочу отметить? Инновации и прогресс в работе Федерации Футбола Казахстана сложно не увидеть, тем более что я лично знаю, каким грамотным руководителем является президент ФФК Адильбек Джаксыбеков. Нашей федерации во многом можно брать пример с футбольной. Искренне хочу пожелать успехов всем сотрудникам ФФК в их работе!
Андрей Лицов
(«Футбольные Вести», № 4 (78) от 2 марта 2012 года)

Просмотров: 498 | Добавил: Golyav | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Пятница
23.06.2017
12:37





© Хоккейный клуб «Акжайык» (Уральск)
......Интернет-портал 

ФК «Акжайык» (Уральск)